Четверг, сентября 16, 2021
Поиск

Лекарственное обеспечение: чего хотят пациенты, врачи и фармпроизводители

freepik
Фото: freepik

Пандемия показала, что лекарственное обеспечение во время локдауна стало самой социально чувствительной темой и до сих пор продолжает таковой оставаться. Каким же видят развитие системы снабжения лекарственными препаратами населения представители государства, бизнеса, пациентов и врачебного сообщества? Как государству учесть интересы всех сторон, и прежде всего – льготных категорий пациентов?

 

Об этом и об уроках пандемии шла речь на круглом столе «Национальная лекарственная безопасность как приоритет здравоохранения нового времени», который прошел в онлайн-формате в Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня».

 

Планирование, контракты и господдержка

«Сложнее всего было спрогнозировать взрывной спрос на некоторые лекарственные средства и понять, какие мощности нужны для удовлетворения спроса, - говорит директор Департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга России Алексей Алехин. – Тем не менее мы справились». По его словам, министерство сейчас нацелено на долгосрочное прогнозирование и поддержку предприятий, производящих лекарства по полному циклу. «Надо добиться того, чтобы мы могли синтезировать любое необходимое для производства препаратов вещество и затем внедрить его в медицинскую практику», - продолжает он. Это поможет добиться независимости от поставок сырья, материалов и ингредиентов из-за рубежа.

Минпромторг понимает, что необходим разумный баланс между импортозамещением и интересами пациентов и врачей. «Нужны не просто отечественные препараты, а лучшие, инновационные, при этом страна их происхождения совершенно не важна. Мы за то, чтобы производить и разрабатывать лекарственные препараты, по качеству превосходящие импортные аналоги. Но на это нужны время и серьезные затраты. Сделать инновацию дешевой невозможно», - уверен Алехин.

А еще фармпроизводители ждут от Минздрава и Роспотребнадзора долгосрочного прогнозирования эпидемических рисков, чтобы понимать потребность в тех или иных препаратах. На основе таких прогнозов можно заключать с производителями долгосрочные контракты со встречными инвестиционными обязательствами. Государство, обязуясь закупать лекарственные средства в заданном объеме в течение 3-5 лет, может требовать выполнения условий по локализации и масштабам производства.

Кое-что в этом направлении уже делается. Например, в конце 2020 года начал работать «Федеральный центр планирования организации лекарственного обеспечения граждан». Основная задача новой структуры – определение потребностей в лекарствах, проведение совместных с регионами закупок и контроль за тем, как регионы обеспечивают население лекарственными препаратами. «Мы пришли к выводу, что увеличение доли централизованных закупок лекарств необходимо прежде всего для пациентов с орфанными заболеваниями, - заявляет и.о. директора центра Елена Максимкина. – В их числе высокозатратные нозологии, количество которых в федеральной программе за последние годы увеличилось с 4 до 11, заболевания, которые несут инфекционный риск, то есть ВИЧ в сочетании с гепатитом, устойчивые формы туберкулеза и, конечно, обеспечение вакцинами нацкалендаря прививок».

Что до долгосрочных контрактов, то если за последние восемь лет на федеральном уровне было заключено только два подобных контракта, за несколько месяцев работы «Федерального центра планирования организации лекарственного обеспечения граждан» на стадии подписания находятся уже три.

 

Защитить отечественный рынок лекарств

Пандемия заставила правительства самых разных стран принять меры для защиты своего рынка фармпрепаратов. Европейские страны уже говорят о том, что необходимо вернуть в Европу полный цикл производства лекарств. О том же печется и Россия. Ведь когда возникают серьезные угрозы здоровью граждан, приоритет в снабжении лекарствами отдается, конечно, соотечественникам. «Мы должны это учитывать, - считает Елена Максимкина. – Но исследования показывают, что доверие к отечественным препаратам среди врачебного сообщества не очень высокое. Хотелось бы, чтобы наше врачебное сообщество максимально помогало в клинических исследованиях, распространении опыта применения сложных препаратов». Например, когда зарубежная компания сообщила о выводе своего препарата с российского рынка, палочкой-выручалочкой для многих пациентов с муковисцидозом стало своевременное освоение производства отечественного препарата дорназа.

Да, зарубежные компании выводят с нашего рынка свои препараты, но готовы ли мы их заместить?  «Далеко не всегда, - отвечает на этот вопрос председатель подкомитета по вопросам обращения лекарственных средств, развитию фармацевтической и медицинской промышленности комитета Госдумы по охране здоровья Александр Петров. – Нужна централизация закупок, ведь сейчас 30% конкурсов по закупкам лекарственных препаратов срываются. При объединении закупок можно будет снижать цену. Надо с учетом этого доработать законодательство».

 

Регистры пациентов

Помимо чисто производственных проблем, касающихся масштабирования производства и обеспечения качества препаратов, на круглом столе много говорилось о том, что нормальное снабжение лекарствами и льготников, и обычных граждан невозможно без ответа на вопрос: «Сколько?» Сколько граждан нуждаются в том или ином препарате и в каких объемах они должны быть им обеспечены?

«Мы работаем вслепую, - продолжает Петров. – Чтобы знать точно объемы, рассчитать бюджет на закупки льготных лекарств, нужны регистры пациентов по нозологиям и болезням, входящих в федеральные программы. Это вопрос финансирования госзакупок».

Депутата поддержала директор «НМИЦ эндокринологии» Наталья Мокрышева. По ее словам, внедрение единой системы регистрации пациентов – жизненная необходимость. Государство должно этот процесс контролировать. На основании баз данных по каждой болезни станет возможным планировать и заказывать объемы производства препаратов. Но пока такой системы нет. Ведь во многих регионах у лечебно-профилактических учреждений нет даже электронных историй болезни. Пока что создан только регистр пациентов с сахарным диабетом, онлайн в него постоянно вносятся данные о новых пациентах. «Из этого регистра буквально за час можно сформировать заказ для госзакупок с учетом потребностей каждого пациента, - утверждает Наталья Мокрышева. – Ведь смена препаратов из-за сбоев в закупках очень серьезно сказывается на компенсации заболевания».

Заместитель директора по образовательной деятельности «НМИЦ онкологии имени Н.Н. Блохина» Александр Петровский предупредил, правда, что создание такой единой системы – большая работа. Надо ведь еще понимать, на каком этапе лечения находятся пациенты, когда наступит следующий этап и какие препараты в каком объеме тогда понадобятся.

«И если уж говорить о единой системе, то, с точки зрения пациента, это электронный рецептурный фонд. Врач пишет рецепт в электронной истории болезни и автоматом отправляет его в аптечную сеть. И человек получает лекарство в любой аптеке, независимо от того, в каком населенном пункте она находится», - уточнила Наталья Мокрышева.

 

Оно того стоит?

Александр Петровский затронул и еще одну больную проблему – финансирование госзакупок лекарственных препаратов. «За последние два года ситуация улучшилась. На закупку препаратов для онкологических больных тратится вдвое больше средств, чем несколько лет назад. Но этих денег недостаточно. За 2020 год зарегистрировано только по профилю «онкология» более 50 новых препаратов. Зарегистрированы и новые показания для приема существующих лекарств. Новые препараты достаточно дороги. Чтобы обеспечить абсолютно всех наших пациентов необходимыми лекарствами, запланированных средств не хватит даже теоретически». Государство уже начинает исключать определенные препараты из списка ЖНВЛП. «Такое государственное регулирование наталкивает меня на мысль, что профессиональное сообщество должно внимательнее относиться к созданию клинических рекомендаций».

Дело в том, что закупки лекарств финансируются на основе клинических рекомендаций по лечению той или иной патологии. Петровский предлагает при создании такого рода документов учитывать возможности финансового обеспечения. Тогда не будет ситуаций, когда один препарат входит в список ЖНВЛП, а другой – нет, но оба прописаны в схеме лечения. И врачу приходится предпринимать множество телодвижений и изобретать способы, как обеспечить пациента обоими препаратами. «Мы не можем отказаться от всех инновационных препаратов. Но если исследования показывают, что препарат достоверно увеличивает продолжительность жизни на 1-2 недели, может ли государство обеспечить им пациента за счет госбюджета? Это важно для человека, но может ли государство платить существенно большую цену за дополнительные несколько недель жизни?»

По словам Натальи Мокрышевой, эту коллизию может разрешить софинансирование. «Мы даем на выбор линейку препаратов, указанную в клинических рекомендациях. Одни препараты оплачиваются за счет средств ОМС, а чтобы получить другие, немного другого уровня, пациенту надо оплатить разницу в цене. Интересный опыт софинансирования у нас есть. Надо к этому стремиться».

 

Что хотят пациенты?

Мнение пациентов по поводу озвученных участниками дискуссии проблем изложил президент Общероссийской благотворительной общественной организации инвалидов «Всероссийское общество гемофилии» Юрий Жулев. Во время прошлогоднего весеннего локдауна пациенты с хроническими заболеваниями столкнулись с исчезновением лекарств. С отечественного рынка лекарств исчезли 42 позиции международных непатентованных наименований. Препараты стали использоваться для лечения новой коронавирусной инфекции, и все запасы направлялись в ковидные лечебные учреждения.  «А что в таком случае делать хроническим больным? На этот вопрос мы до сих пор не получили удовлетворительный ответ. Это тяжелейший вызов, потому что пациенты с хроническими заболеваниями не знали, куда идти, где взять лекарство».

  1. Дефицит образовывался еще и потому, что цена была зафиксирована и оперативно ее повысить было невозможно. И зарубежные фармкомпании уходили на другие рынки с другим ценообразованием. По этому поводу российское правительство приняло экстренные меры. Хорошо бы законодателям учесть этот опыт.
  2. Амбулаторное лекарственное обеспечение надо погружать в систему ОМС. Речь идет о развитии системы «стационар на дому». Сейчас врачи вынуждены госпитализировать многих пациентов, чтобы они только приняли таблетку.
  3. Остро стоит вопрос о доставке лекарств льготникам. Надо подумать, как интегрировать ее в аптечные системы.
  4. Пациенты с хроническими заболеваниями не чувствуют преимуществ дистанционной торговли. Надо сделать следующий шаг и легализовать дистанционную торговлю рецептурными препаратами.
  5. Необходимо упрощать бюрократические процедуры закупок. Эту систему надо менять, делать ее более человечной. Сейчас между проведением торгов и поставкой препаратов может пройти 1,5-2 месяца. Но надо помнить, что каждый день просрочки может стоить человеческой жизни.
  6. Пандемия показала востребованность механизмов быстрого доступа населения к инновационным разработкам и лекарствам. Опыт ускоренной регистрации препаратов уже есть. Стоит его учесть и законодательно утвердить.

Log in or Sign up