Суббота, 03 декабря 2022
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос

Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод

   

В тандеме медицины и фармации

freepik
Фото: freepik

Все мы: врачи лечебных специальностей, эпидемиологи, микробиологи, клинические фармакологи, провизоры – части системы охраны здоровья населения. И наше конструктивное взаимодействие позволяет добиться в этом направлении синергетического эффекта.

Ольга Руина

  • Доцент кафедры общей и клинической фармакологии ПИМУ
  • Клинический фармаколог ПОМЦ ФМБА (Нижний Новгород)

 

Хочу лечить детей!

У меня никогда не было сомнений, кем быть: только врачом! Несмотря на то, что мои родители не имели никакого отношения к медицине, я видела свое будущее в белом халате. Больше всего мне хотелось лечить детей. Окончив специализированный лицей с медицинским уклоном, я поступила на педиатрический факультет Нижегородской медицинской академии. Затем прошла интернатуру в детской городской больнице № 1, и меня приняли на должность врача приемно-диагностического отделения той же больницы.
Режим работы там был посуточный. Отдежурив сутки, я отправлялась заниматься научными исследованиями в аллергологическое отделение, собирала материал для диссертации. Тема диссертации – изменение кардиоинтервалографических показателей в зависимости от периода и тяжести бронхиальной астмы. В аспирантуре я не училась, была соискателем, на подготовку диссертации ушло четыре года. Защита прошла успешно. Символично, что она почти совпала с важным семейным событием – рождением ребенка.

Смена направления

Когда я еще находилась в декретном отпуске, меня пригласил к себе работать заведующий кафедрой общей и клинической фармакологии В. Б. Кузин. Кафедра базировалась в областной детской больнице, и нужен был педиатр с ученой степенью, чтобы помогать коллегам заниматься научной работой, а также вести занятия со студентами.
Для меня это был новый вид деятельности. Помню, как мы составляли формулярные перечни, выполняли фармакоэкономические исследования. Я занималась этими исследованиями при хорошо знакомой мне патологии – заболеваниях органов дыхания у детей, в частности при бронхиальной астме и обструктивном бронхите.
Вскоре я прошла профессиональную переподготовку в Москве и получила сертификат клинического фармаколога, а затем устроилась по новой специальности в городскую клиническую больницу № 5, параллельно с работой на кафедре.

Сила команды

Сейчас я работаю клиническим фармакологом в Приволжском окружном медицинском центре. Это передовая клиника, где выполняются современные, высокотехнологичные виды диагностики и лечения, включая операции по трансплантации органов. Для меня как специалиста это всегда интересно. У  больных, перенесших трансплантацию органа, из-за приема иммуносупрессивных средств всегда снижается иммунитет, и они находятся в группе риска по развитию септических заболеваний. Кроме того, при приеме большого количества препаратов всегда есть риск лекарственных взаимодействий.
В шутку (а в каждой шутке есть лишь доля шутки, остальное – правда) коллеги называют клинических фармакологов «доктор-антибиотик». Это связано с тем, что в последние десятилетия стала большой проблемой антибиотикорезистентность и подбор антибиотикотерапии усложнился. Назначая антибиотик, врач, к сожалению, не всегда может быть уверен в его эффекте. Приходится анализировать механизмы лекарственной устойчивости и подбирать схемы лечения. Мы работаем в тесном контакте с лечащими врачами, микробиологами, эпидемиологами, стараясь подобрать пациенту именно то лечение, которое ему поможет.
Взаимодействие специалистов разных профилей очень ценно для достижения оптимального эффекта лечения. Важно и то, что клинический фармаколог проводит фармакоэкономические исследования, определяет, как можно снизить затраты лечебного учреждения на медикаменты без снижения качества лечения.

Фармаколог – провизору

Помимо ПОМЦ я работаю в Приволжском исследовательском медицинском университете, преподаю клиническую фармакологию на фармацевтическом и лечебном факультетах, а также иностранным студентам. Во время занятий мы разбираем не только механизм действия лекарств, их дозировку, фармакодинамику и фармакокинетику, но и касаемся клинических проявлений болезней, изучаем симптомы и синдромы. Конечно, провизоры не врачи, они не имеют права назначать лечение. Но они проводят фармацевтическое консультирование и рекомендуют безрецептурные препараты. Студенты всегда с удовольствием изучают эти вопросы.
Сейчас я принимаю участие в проекте «Провизор‑24», который позволяет повысить уровень профессионализма тех, кто работает за первым столом. Да, к ним не обращаются тяжелые больные, это уровень стационара. Но зачастую приходят люди, которые не понимают, что им делать. Попасть к врачу не так просто, а аптека всегда рядом. Сотрудникам первого стола необходимо знать клинические проявления для проведения профессионального фармацевтического консультирования. Они должны понимать, какие проблемы требуют медицинского вмешательства, а какие могут быть решены в рамках компетенций провизора или фармацевта.
Важно помнить, что все мы – врачи лечебных специальностей, эпидемиологи, микробиологи, клинические фармакологи, провизоры – части системы охраны здоровья населения. И наше конструктивное взаимодействие позволяет добиться в этом направлении синергетического эффекта.

 
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Log in or Sign up