Суббота, 22 июня 2024
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос
Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод
   

Жить будет, но нуждается в реанимации

Оцениваем эффективность последипломного обучения
freepik
Фото: freepik

В ходе «круглого стола», организованного ректором Сибирской фармацевтической академии Александром Гришиным, специалисты «поставили диагноз» системе непрерывного медицинского и фармацевтического образования (НМиФО).

Шестилетние итоги

Александр Гришин, доктор фарм. наук, профессор, ректор АНО ДПО «Сибирская фармацевтическая академия»:
Весной этого года я опубликовал в газете «Фармация и медицина» статью о проблемах последипломного образования. Публикация вызвала горячее обсуждение, в том числе на портале «Фарма РФ». Некоторые отзывы оказались весьма неожиданными. Специалисты жаловались на засилье рекламы в учебных мероприятиях различных провайдеров, на чрезмерную активность медицинских представителей. Один из отзывов просто покорил своей откровенностью: «Хорошо было раньше: заплатил деньги и получил сертификат. То же происходит и сейчас, но только процесс усложнился передачей данных в разные электронные базы».
Так что происходит в системе НМиФО? Достигла ли реформа системы повышения квалификации  своих целей?

Владимир Чучалин, доктор фарм. наук, заведующий кафедрой фармацевтической технологии и биотехнологии Сибирского государственного медицинского университета (СибГМУ):
Считаю, что цели реформы достигнуты частично. Нельзя не отметить, что появилось большое разнообразие платформ и инструментов обучения, что существенно повысило уровень комфорта для потребителя образовательных услуг.
Однако новая система должна была решить задачу по соответствию уровня компетенций практикующих специалистов тем требованиям, которые определяет рынок. С моей точки зрения, эффективность решения этой задачи оказалась не очень высокой в силу того, что система НМиФО, изначально казавшаяся достаточно логичной и целесообразной, по существу стала формальной. Фокус внимания оказался смещен с овладения компетенциями на набор определенного количества баллов. Как следствие, тот уровень квалификации, который требуется сегодня от специалистов, система не смогла обеспечить. Этому «способствует» и действующая система периодической аккредитации фармацевтических специалистов, ориентированная, главным образом, на оценку бумажного портфолио специалиста, а не на проверку его реального профессионального уровня.

Елена Каракулова, доктор фарм. наук, профессор кафедры управления и экономики фармации СибГМУ:
Хорошей идеей в системе НМиФО было повышать квалификацию не раз в 5 лет, а чаще. Пять лет – это длительный срок, имеет смысл более оперативно реагировать на нововведения. Очный формат повышения квалификации, которому ранее не было альтернативы, сопровождался зачастую издержками в виде длительного отрыва от работы, оплаты командировочных расходов. Сегодня появились плюсы для тех, кто удален от образовательных организаций. Повысилась доступность обучения с помощью дистанционных технологий.
Но есть и свои минусы, как говорится, у каждой медали две стороны. Во-первых, при переходе к дистанционному формату прекратился непосредственный контакт специалистов, которые собираются вместе в аудитории, снизилась возможность общения в процессе обучения. По своему опыту могу сказать, что личный контакт очень важен как для коллег, так и для преподавателей. Конечно, курсанты оставляют по итогам обучения свои отзывы и оценки, но этого недостаточно, важно живое общение. Сейчас обратная связь от слушателей к преподавателю стала слабее.
Во-вторых, когда анонсировался переход к системе НМиФО, существовала идея разделить функции обучения специалистов и оценки качества этого обучения. Предусматривалась процедура тестирования при аккредитации. Сегодня независимое, а, следовательно, и гарантированно объективное, тестирование при аккредитации не проводится. То есть система обучения сама оценивает собственную работу. Отсутствие независимой экспертизы очевидно создает почву для возникновения конфликта интересов.

Александр Гришин:
Согласен, что изначально заявленный проект системы НМиФО и его воплощение значительно различаются. Вместо 250 часов обучения мы вернулись к прежним 144 часам, причем половина из них может быть набрана в виде неформальных мероприятий, которые зачастую спонсируются фармацевтическими фирмами и проходят, как скрытая реклама лекарственных препаратов, под маской «фармацевтического консультирования». В сухом остатке программы повышения квалификации сдулись всего до 72 часов за 5 лет!
К сожалению, независимое тестирование оказалось непосильным бременем, и Минздрав от него отказался. Не исключено, что ведомство вернется к этой идее на новом уровне развития НМиФО, когда появится реальная потребность в объективной оценке компетенций фармацевтических и медицинских специалистов.
Не способствует развитию НМиФО и увеличение в 8 раз (!) трудозатрат образовательных организаций по документообороту.
В социальных сетях мы поинтересовались, как же относятся к НМиФО сами фармацевтические работники? Было опрошено около 200 человек. Более 65% предпочло однократное прохождение курса в 144 часа. Четверть опрошенных высказала намерение получить документы без прохождения каких-либо курсов вообще, по схеме «заплатил и купил бумажку». Курсы по 36 часов выбрали те, кто с самого начала включился в этот процесс. Полагаю, что, если бы сразу появился выбор, они бы тоже предпочли 144 часа сразу.
К нашему сожалению, 95% специалистов считают, что система НМиФО и процедура аккредитации не повысили качество профессиональных компетенций по сравнению с ранее существовавшей системой. Увы, за 6 лет не произошло реального роста профессиональных компетенций фармацевтических работников.

Форма VS содержание

Владимир Чучалин:
Создавая систему НМиФО, государство хотело добиться, чтобы в отрасли работали только профессионалы, чтобы качество их компетенций повысилось. Но какой был выбран инструмент для реализации этой цели? Государство использует то, что ему проще контролировать, то есть формальные индикаторы, такие, как, например, набор баллов. Эти показатели ничего не говорят о профессиональных компетенциях специалиста.
Отмечу, что во многих странах система аккредитации является прерогативой профессионального сообщества. Именно профессионалы определяют подходы к оценке качества, поскольку они знают свою работу лучше, чем кто-либо.
Считаю, что важно контролировать не процесс, а результат. В настоящее время решение о допуске к профессиональной деятельности принимается на основании формальных критериев. Важно, чтобы специалист мог продемонстрировать свои компетенции, а не механизм их получения.
Раньше в нашей стране уровень подготовки специалистов определяли профессионалы экстра-класса, великие учителя, уровень знаний которых служил гарантией. Сейчас государство пытается использовать формальные инструменты. Люди вынуждены адаптироваться, принимать правила игры, использовать удобные способы отчетности. Но при этом страдает содержательная часть.
Отдельная тема – практикоориентированность обучения. Трудно представить преподавателя хирургии, который не оперирует. А в обучении фармации подобное возможно. У нас есть замечательные теоретики, но важно держать руку на пульсе того, что происходит в реальной деятельности. К сожалению, практики крайне мало вовлечены в учебный процесс.

Елена Каракулова:
Система НМиФО состоит из нескольких элементов. Прежде всего, это сам портал НМиФО. Увы, за 6 лет я не вижу его стремительного развития. Интерфейс и удобство для пользователей не соответствуют возросшему уровню развития информационных технологий в России. Хотелось бы получить более дружелюбный и современный сервис.
Важнейшие участники системы НМиФО – образовательные организации. К сожалению, за эти годы на рынке образовательных услуг появились организации, занимавшиеся ранее обучением поваров, официантов, слесарей, токарей и других работников, не имеющих ни малейшего отношения к медицине и фармации. Теперь они учат фармацевтов и провизоров, и от некоторых организаций регулярно поступают предложения не только по повышению квалификации, но и по профессиональной переподготовке из врачей в провизоры, из медсестер в фармацевты, что противоречит образовательным стандартам. Такие организации не погружены в правовое поле, но нет барьеров, которые препятствовали бы им оставаться участниками рынка.

Александр Гришин:
На основании нашего анкетирования фармацевтических специалистов могу подтвердить, что интерфейс портала НМиФО продолжает оставаться недружелюбным к пользователям. По существу, единственным преимуществом портала НМиФО фармацевтические работники назвали возможность «материализовать» участие в вебинарах, получив баллы для профессионального портфолио. При этом 65% опрошенных считают, что вебинары по фармацевтическому консультированию являются скрытой рекламой.
Что касается качества обучения, то здесь есть просто вопиющие факты. Например, медицинская сестра переучивалась на фармацевта в одной странной организации и получила приложение к диплому о профессиональной переподготовке. В перечне предметов значились такие, как «весы Мора», «медицинские вытяжки», «лекарственные формы из антибиотиков». Ни о каких фармацевтических дисциплинах речь не шла вообще. У любого специалиста подобная «подготовка» вызовет только нервный смех. Это пример, когда образовательными организациями становятся условные «кулинарные техникумы».
Много вопросов к квалификации преподавательского состава. Когда была сертификация, к курсам допускались лекторы не ниже уровня доцента. А сейчас может прийти вчерашний выпускник.
Есть вещи, прямо нарушающие антимонопольное законодательство, когда образовательная организация получает доходы из смежных источников. Нередко имеет место конфликт интересов. Красноречивый пример: Национальная фармацевтическая палата одновременно может выступать и как организатор (провайдер) вебинара, и как его рецензент.
Обращу внимание и на чрезмерные сроки рассмотрения документов на помещение программ повышения квалификации на портал НМиФО. Новые программы лежат «под сукном» по 3 и более месяца, при обещанных 2-3 неделях максимум. Это мешает оперативно доносить информацию о динамичной фармацевтической нормативной базе до слушателей. Да и качество рецензирования программ повышения квалификации оставляет желать много лучшего. К большому сожалению, на портале НМиФО торжествует формальный подход, который можно продемонстрировать на фактах включения в перечень образовательных программ для всех фармацевтических специальностей программы «ВИЧ-инфекция», «Экспертиза качества в составе ОМС», «Проведение предрейсовых осмотров» и т.д.  Или другая крайность: курсы по специальности «Фармацевтическая технология» отклоняются, так как для этой специальности отсутствует, по мнению рецензента, подходящий профессиональный стандарт.

Как нам реорганизовать НМиФО?

Владимир Чучалин:
Полагаю, что для кардинального решения проблемы необходимо, чтобы государственную аккредитацию проходили не только основные, но и дополнительные учебные программы. То есть чтобы к проведению НМиФО допускались только те, кто прошел такую же серьезную проверку, как программы специалитета и ординатуры. Я понимаю, что по закону государственная аккредитация программ дополнительного образования не предусмотрена. Но считаю, что эти нормы можно пересмотреть.

Елена Каракулова:
Сегодня мы обсуждали систему, в которой пока еще много проблем. Можно обсуждать дополнительные требования к образовательным организациям, предъявляемые для их лицензирования. Да, в настоящее время те, кто ответственно выполняет свои обязанности, зачастую оказываются в проигрыше по отношению к тем, кто пришел заработать деньги, не задумываясь о качестве работы.
Мы не можем взмахом волшебной палочки изменить правила игры. Но надо постоянно доносить до регуляторов позицию профессионального сообщества.

Александр Гришин:
В 2021 году группа ректоров государственных вузов попросила ограничить выдачу лицензий для негосударственных организаций. Но разве проблема в форме собственности? Есть примеры сомнительной деятельности в государственных вузах, а также в аффилированных с ними фирмах. Считаю, что деятельность аккредитационных комиссий имеет смысл переориентировать на Росздравнадзор. С помощью этого авторитетного федерального органа следует разделить образовательную и контролирующую функции и тем самым исключить конфликт интересов, блокирующий развитие НМиФО. Тогда не будет возможности профанировать учебный процесс.
Важно помнить о главной цели: обучение профессионалов в нашей отрасли должно повышать качество лекарственного обеспечения потребителей. Это главный критерий качества работы системы основного и дополнительного образования. Более развернутые предложения по совершенствованию НМиФО можно увидеть в видеозаписи «круглого стола»:  https://www.youtube.com/watch?v=fAQCuxVpQsk или  https://dzen.ru/video/watch/648b13c4b07a1c67107a7041?t=2

Александр Гришин

Александр Гришин

Эксперт

Доктор фармацевтических наук, профессор, ректор АНО ДПО «Сибирская фармацевтическая академия»

    Владимир Чучалин

    Владимир Чучалин

    Эксперт

    Заведующий кафедрой фармацевтической технологии и биотехнологии Сибирского государственного медицинского университета (СибГМУ), доктор фармацевтических наук

      Елена Каракулова

      Елена Каракулова

      Эксперт

      Доктор фармацевтических наук, профессор кафедры управления и экономики фармации Сибирского государственного медицинского университета (СибГМУ)

         

         
        Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

        Log in or Sign up