Четверг, 22 февраля 2024
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос
Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод
   

Должно быть чувство вещества

freepik
Фото: freepik

Именно фундаментальные исследования дают самые значимые практические результаты. Разработка принципиально новых технологий позволяет решать задачи, которые не решаемы в рамках старых подходов. Занимаясь исследованиями всю сознательную жизнь, я точно знаю, что настоящая химия – это не только наука, но и искусство. Важно иметь особое «чувство вещества», буквально на уровне интуиции, видеть процесс вглубь и вдаль.

Нина Мельникова

  • доктор химических наук, профессор,
  • эксперт РАН в области медицинских наук по направлению «фармакология и фармацевтика»

 

Мордовия, Питер и Крайний Север

До 5 лет я жила с бабушкой в глухом мордовском селе Старое Дракино. Мама и папа в то время осваивали Крайний Север и не могли взять детей в свои палатки на снегу. После смерти бабушки (она не дожила до 53 лет) меня забрал дед. Легендарная личность: коренной петербуржец, испытавший на себе репрессии, участник войны и известный историк. У него я жила до момента поступления в школу.
Мое школьное детство – это переезды по северным военным городкам: Мурманск, Архангельск, Североморск, Обозерская. Везде разные школы, новые люди, новые условия. Постоянным в этой полукочевой жизни были, пожалуй, только макеты самолетов, так как отец был инженером по радиотехнике и занимался разработкой оснащения военных самолетов. А мама была портнихой. Мастерски выполняла любое рукоделие, включая вышивки разных видов и даже ришелье. Вероятно, от нее мне досталась любовь что-то делать руками, а не только головой.
Мне повезло заканчивать среднее образование в Обозерской средней школе. Я обожала математику, восторгалась Софьей Ковалевской. Но когда встал вопрос о выборе вуза, сыграл семейный фактор. К этому времени моя старшая сестра уже училась в Саранске. И я поехала поступать на химический факультет Мордовского университета.
Мне очень повезло. В университете было самое передовое оборудование, а учили нас многие выдающиеся ученые, которым не разрешалось работать в столичных вузах. Не будем забывать, что Мордовия – это «места не столь отдаленные», куда отправляли репрессированных.

Глубина поверхностных процессов

На 4‑м курсе я вышла замуж за одноклассника и переехала в г. Горький, где муж учился в политехническом институте (ныне НГТУ им. Р. Е. Алексеева). Мы жили в общежитии № 3 в комнатах на разных этажах. Но для любви это помехой не стало. Защита диплома у меня произошла почти одновременно с рождением дочери.
Дальше начался практически 30‑летний период исследовательской и преподавательской работы на химическом факультете политеха. Начинала с должности лаборанта: демонстрировала студентам опыты, мыла лабораторную посуду и т. д. Я влюбилась в органическую химию, а затем в физическую и коллоидную. Докторскую диссертацию защитила по теме «Физико-химические закономерности формирования тонких пленок на водных и твердых межфазных поверхностях». Защита проходила в Москве в МГУ имени М. В. Ломоносова, на тройном совете: по физической химии, коллоидной химии и электрохимии.
Изучение поверхностных явлений – это ключ к решению многих проблем, включая экологические и медицинские. В частности, разработанные нами флотаторы нового типа активно применяются на очистных сооружениях во Франции. В медицине и фармации использование полимерных пленок может стать революцией, поскольку это принципиально иная лекарственная форма, новый способ введения лекарственных веществ: неинвазивный и при этом селективный, целенаправленный.
Наши исследования сразу привлекли внимание коллег из медицинской и фармацевтической сферы. Мы сотрудничали с ННИИТО, педиатрическим институтом, НИИ полимеров в Москве и другими научными центрами столицы, Санкт-Петербурга, Казани.
Я предложила руководству организовать кафедру фармацевтической технологии в политехе. Через несколько лет уже без моего участия такая кафедра появилась. Сейчас она называется кафедрой нанотехнологии и биотехнологии.

От инженеров к провизорам

Когда в 2002 году в НижГМА (ныне ПИМУ) создавался фармацевтический факультет, меня пригласили организовать кафедру фармацевтической химии и фармакогнозии. Начинали практически с нуля, не было ни столов, ни стульев, не говоря уже о специальном оборудовании. Поначалу выручали коллеги моего мужа: собирали своими руками приборы, помогали организовывать переезды, предоставляли место для работы. Мне вообще очень везет на людей, всегда находятся те, кто готов оказать реальную поддержку.
Постепенно, после неоднократной смены нашей дислокации, удалось получить и оборудовать большое помещение. Организовали практикумы по фармакогнозии, фармацевтической химии и токсикологической химии. Кто сталкивался с подобной работой, знает, насколько сложно обеспечить эти лаборатории качественными приборами и реактивами. Помимо учебной и организационной работы на кафедре велась разносторонняя научная деятельность. Мы занимались созданием новых лекарственных средств на основе отечественных субстанций, изучали их активность в лечении различных заболеваний. В результате за 18 лет сотрудниками кафедры защищено 16 кандидатских диссертаций по актуальным фармацевтическим темам.

В 70 лет все только начинается

В 2020 году у меня закончился контракт с ПИМУ, и руководство сказало, что хотело бы видеть во главе кафедры молодого сотрудника. Сейчас я благодарна судьбе, что это произошло, потому что в моей жизни началась новая страница. В тот день, когда я рассталась с кафедрой, которой заведовала 18 лет, мне позвонили из трех уважаемых организаций и предложили работу. Сейчас я профессор кафедры аналитической и медицинской химии ННГУ им. Н. И. Лобачевского. Область научных интересов – синтез новых биологически активных соединений, исследование и разработка наноразмерных систем доставки действующих веществ через кожу к очагу заболевания, исследования биометаллических наноэнзимов и многое другое. База ННГУ обладает такими возможностями, которые мне раньше и не снились. Особенно радует, что здесь «по соседству» находятся представители смежных специальностей. Например, биофак предоставляет для работы свой виварий. Продолжается и взаимодействие с коллегами из других городов. Мы тесно сотрудничаем с МГУ г. Саранска, НИИ химии и технологии полимеров г. Дзержинска.
Как бы это ни казалось противоречивым, но именно фундаментальные исследования дают самые значимые практические результаты. Разработка принципиально новых технологий позволяет решать задачи, которые не решаемы в рамках старых подходов.
Занимаясь исследованиями всю сознательную жизнь, я точно знаю, что настоящая химия – это не только наука, но и искусство. Важно иметь особое «чувство вещества», буквально на уровне интуиции, видеть процесс вглубь и вдаль.
Для меня вот уже три года идет совершенно новый этап профессионального развития. Я делаю то, что люблю. Рядом совершенно замечательные коллеги, талантливая молодежь. Начинать новое никогда не поздно.

 
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Log in or Sign up