Суббота, 13 августа 2022
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос

Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод

   

Самолечение: риск и ресурс

Ищем пользу в «запретном» подходе
freepik
Фото: freepik

Не секрет, что большинство наших соотечественников, почувствовав недомогание, обращаются не в поликлинику, а в аптеку. Официальное медицинское сообщество традиционно осуждает любителей самолечения. Можно ли сменить осуждение на сотрудничество с ситуацией, которая вряд ли изменится?

Наш эксперт - заведующий кафедрой фармации Марийского государственного университета, член правления Российского научного общества фармакологов, доктор фармацевтических наук, профессор, ведущий эксперт учебного центра «Провизор-24» Игорь Яковлев

Разбираемся с терминологией

В большинстве случаев, говоря о самолечении, люди имеют в виду самоназначение, когда пациент сам себе и диагност, и терапевт. Но это не всегда так. Когда врач назначает лекарственное средство амбулаторному пациенту, то в итоге больной лечится сам. Со всеми сопутствующими рисками, связанными с правильным хранением препарата, режимом приёма, дозированием и т.д.
Считаю, что за исключением лечения пациента в стационаре под непосредственным контролем медицинских работников, все остальные случаи использования лекарств являются вариантами самолечения. Важно сделать его максимально правильным, и в этом многое зависит от фармацевтических работников.
Не так давно стали использовать термин «ответственное самолечение». О чьей ответственности идёт речь? Логично, что на первое место выходит ответственность пациента. Но разве пациент может отвечать за качество препарата?
Сторонники либеральной точки зрения продвигают тезис, что человек сам вправе решать, что делать со своей жизнью и здоровьем. Однако насколько компетентно будет его решение? Нужно ли специалистам переубеждать такого пациента?
В отечественной медицине господствует патерналистский подход. Специалист, как правило, доминирует и даже не обсуждает с пациентом, что ему лучше подходит. Зачастую у врача просто нет времени на подобные обсуждения. Но иногда бывает, что специалист идёт на поводу у пациента и назначает то, «что всегда помогало» или «что раньше прописывали». По сути, это тоже самоназначение, но с участием врача.
Нюрнбергский кодекс предписывает, что любые медицинские вмешательства могут производиться после информированного согласия пациента. Но насколько информировано это согласие?  Патерналистский подход – это согласие?
Чтение инструкции – это согласие? Зачастую сначала пациент подписывает документ, а затем задаёт или не задаёт вопросы.
Совсем недавно появилось понятие «надлежащее самолечение», которое на первый взгляд кажется парадоксальным, ведь пациент не имеет специальных знаний о препаратах. И может ли существовать стандарт надлежащей практики самолечения? Пример есть: существуют правила дорожного движения. В отличие от водителей, пешеходы не сдают экзамены, но правила обязаны знать и соблюдать.

От стихийного к надлежащему

В надлежащей практике самолечения ключевая роль отводится информационной и консультационной поддержке пациента.
Сейчас есть инструкции по медицинскому применению, предназначенные для специалистов. Если же человек специалистом не является, то разобраться в длинных «простынях», изобилующих непонятными терминами, практически нереально. Велик соблазн получить сведения в интернете и полечиться у «доктора Гугла». Но там опять же – либо информация для специалистов, либо замаскированная реклама (в том числе SММ-технологии в соцсетях), либо обсуждения на уровне диалога соседок у подъезда. Хуже всего то, что потребитель, поглотив массу сведений, начинает считать себя экспертом. Беда не в том, что люди мало знают, беда в том, что они полагают, будто знают всё. Не получив достоверной информации, но пребывая в иллюзиях о её наличии, покупатель идёт в аптеку и требует то, что вряд ли подойдёт для решения его проблемы.
Мне нравится цитата немецкого коллеги: «Только информация превращает химическое вещество в лекарство».Так вот, потребителям необходимо предоставить информацию, которая достоверна и понятна. Вспомним, что при клинических исследованиях пациенту дают исчерпывающую информацию. Почему не делать так при назначении лечения?
Важно донести профессиональные сведения доступным образом, но не скатиться до кулинарной книги «О вкусных и здоровых лекарствах». Тех, кто продает лекарства, много. Много и тех, кто рассказывает о лекарствах. Но почти нет тех, кто всегда готов предоставить точную, понятную, и полезную фармацевтическую информацию.

Рецепт для безрецептурности

Попасть к врачу – это не только российская проблема. Самолечение практикуется везде, и работник аптеки во всём мире – самый доступный для населения представитель системы здравоохранения. В Европе действует Ассоциация индустрии самолечения (AESGP). Это голос производителей безрецептурных лекарств и других товаров для здоровья. На сайте этой организации есть базы данных о лекарствах, добавках, медицинских изделиях и т.д. Причём всё написано для потребителей, простым и понятным языком.
Как можно предоставлять подобную информацию в России? Хорошим вариантом стал бы выпуск инструкций для покупателей в виде листков-вкладышей, в дополнение к инструкциям для специалистов. Согласно результатам исследований, потребители расценивают листок-вкладыш как наиболее важный после врачей и фармацевтических работников источник информации. При приобретении безрецептурных препаратов взаимодействие между пациентом и медицинским работником может отсутствовать, поэтому письменная информация приобретает особую значимость.
Большинство потребителей считают, что было бы достаточно указать:

  • при каких заболеваниях можно принимать данный препарат (заболевания должны быть написаны на простом «народном» языке),
  • понятный способ применения (например, не в мг, а в количестве таблеток на приём),
  • самые частые побочные эффекты, включая влияние на вождение автомобиля,
  • случаи, при которых применение лекарственного препарата категорически запрещено.

Почти всем покупателям важно, чтобы шрифт в инструкциях был крупный, оформление не однотонное, а текст максимально кратким.
…Ценность самолечения в том, что оно обеспечивает потребителю свободный выбор. Разумеется, риски есть, но они есть всегда, ни один специалист не даёт стопроцентной гарантии. Наша задача – помочь сделать самолечение эффективным и максимально безопасным. И мы можем это сделать с помощью понятной и достоверной информации.

История в тему

В 1890 году молодой фармацевт Эмиль Куэ из маленького города Нанси изобрёл лекарство, которое помогало пациентам при самых различных болезнях. Принимая чудо-препарат нужно было говорить: «С каждым днём мне становится всё лучше». Работало практически безотказно, ведь Куэ хорошо знал своих покупателей и изучал гипнотерапию. Действующим веществом панацеи была обыкновенная глюкоза. Но информация превратила её в лекарство. Впоследствии это явление назвали эффектом плацебо.
Следует помнить, что у медали есть и оборотная сторона – ноцебо, когда негативная информация о препарате приводит к побочным эффектам, не связанным с действующим веществом.
Всё это свидетельствует о важности грамотного информирования посетителей аптек и о высокой ответственности сотрудников первого стола.

Игорь Яковлев

Игорь Яковлев

Эксперт

Заведующий кафедрой фармации Марийского государственного университета (г. Йошкар-Ола), член правления Российского научного общества фармакологов, ведущий эксперт учебного центра «Провизор‑24», доктор фармацевтических наук, профессор

     

     
    Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

    Log in or Sign up