Среда, 24 июля 2024
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос
Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод
   

Экспорт и инновации

ФМ LIFE
Фото: ФМ LIFE

В Санкт-Петербурге прошел 31-й Российский фармацевтический форум имени Н.А. Семашко. Представители фармпроизводителей, аптечных сетей, государственных структур и производителей БАДов обсудили перспективы отечественного фармрынка и меры, которыми государство могло бы их поддержать, а заодно с их помощью сделать отечественный фармрынок совершенно прозрачным и увеличить доступность лекарств для конечного потребителя.

Оживленную дискуссию на форуме вызвали предложения отечественных фармпроизводителей по стимуляции экспорта, а также производства и разработок российских инновационных фармпрепаратов.

Осторожность не помешает

Отечественные инновационные лекарственные препараты на фармрынке уже появляются, но, как осторожно выразился генеральный директор компании «Герофарм» Петр Родионов, точечно. Так, например, его компания в этом году начинает первую фазу клинических испытаний «долгоиграющего» инсулина, который нужно вводить всего лишь раз в неделю.
Увы, западные фармкомпании снизили деловую активность по клиническим испытаниям и выводу инновационных продуктов на российский рынок. Так что хочешь не хочешь образовавшуюся брешь придется заполнять отечественным фармпроизводителям. Тем более имеются препараты, которые зарегистрированы за пределами России, но на наш рынок не поступают. По словам господина Родионова, фармотрасль готова делать такие продукты быстро и качественно, причем по доступным ценам, но для этого необходимо решить несколько проблем.
Прежде всего нужно сделать ясными и прозрачными подходы российской стороны к защите интеллектуальной собственности. Западные фармкомпании считают, что нарушение патентных прав – это прежде всего недобросовестная конкуренция, говорит генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса Тадзио Шиллинг. Если жизненно необходимый препарат по каким-то причинам покидает российский рынок, регулятор имеет полное право предпринимать меры, чтобы сделать данный препарат доступным, в частности, вводить принудительное лицензирование и разрешать выпуск лекарства российским компаниям. Этот инструмент законный, но иностранные фармкомпании считают, что применять его надо очень осторожно с учетом многих обстоятельств. Было бы полезным раскрыть все обстоятельства, при которых он может быть применен, чтобы иностранные фармкомпании понимали правила игры, замечает господин Шиллинг.
Еще одна проблема – распределение прав интеллектуальной собственности при совместном финансировании разработок с научными институтами.
Следует учитывать еще и риски, замечает президент компании «Активный компонент» Александр Семенов. Слишком много обстоятельств, которые заранее учесть не получится. Поэтому на инвестирование инноваций направляется не больше четверти расходов. Стимулировать процесс могли бы налоговые льготы. Если производитель докажет, что потратил на разработку и производство региональных инновационных препаратов определенную сумму, государство снижает налог на прибыль, имущество и т.д. Другая мера – внедрение госзаказа на такого рода продукты.

Как обеспечить полный цикл производства

От отечественных фармпроизводителей ждут качественного рывка. Поставлена задача: в ближайшее время 70% лекарств производить в России по полному циклу - от производства химических реактивов, фармсубстанций до упаковки и готового продукта.
Участники дискуссии согласны с господином Семеновым, что полагаться на зарубежных партнеров очень рискованно. Уже были затруднения в расчетах с китайскими банками, от повторения подобного никто не застрахован. Но у нас слишком мало производится химических компонентов, которые нужны для выпуска активных фармсубстанций. Эту проблему надо решать хотя бы с помощью льготного кредитования, считают российские фармпроизводители.
А путь к льготному кредиту сложен и тернист. У компании господина Семенова он занял 1,5 года. Потому и претендентов на льготы всего трое. Если государство хочет, чтобы данная мера работала и стала стимулом для развития отечественных предприятий, нужно что-то исправлять, уверен господин Семенов. Тем более что кредит выдается на 5-10 лет, а льготная ставка работает всего 3 года. В то же время от начала строительства завода до его пуска в среднем проходит 2-2,5 года.
Стоит подумать и о создании так называемых базовых заводов, которые не обязательно должны быть рентабельными. Отечественная фарма считает, что государство может себе это позволить.
Среди других мер господдержки участники форума называли следующие:

  • госзаказ на готовые препараты, которые производятся из локальных фармсубстанций, а фармсубстанции, в свою очередь, - из реактивов и компонентов тоже российского производства;
  • введение по примеру других стран и отраслей высоких ввозных пошлин на импортные препараты, потребности в которых обеспечивают не менее двух российских предприятий;
  • ликвидация дефицита кадров (в первую очередь эта проблема решается максимальной автоматизацией производства и приглашением квалифицированных специалистов; воспитанием таких специалистов должно, по мнению фармпроизводителей, заниматься Министерство образования).

К экспорту готовы?

Генеральный директор, член совета директоров «Биннофарм Групп» Рустем Муратов считает, что развитие отечественной фармотрасли может пойти по одному из двух путей:

  1. Правительство стимулирует локальное производство, а иностранные конкуренты теряют доступ на российский рынок. В долгосрочной перспективе локальное производство перестает быть конкурентным на внешних рынках. Но, так как развивать производство инновационных продуктов в расчете только на небольшие рынки России и стран СНГ дорого и невыгодно, стимулы для развития фармотрасли исчезают.
  2. Развитие экспорта. Это заодно может сдерживать инфляцию на внутреннем рынке. В таком случае есть шанс, что отечественная фарма научится конкурировать на внешних рынках, но для этого следует прежде всего привести регистрационные удостоверения на отечественные фармпрепараты в приемлемый для иностранного регулятора вид.

Регистрационные удостоверения – это вообще отдельная песня. И речь даже не о западноевропейских рынках, а о рынках стран ЕАЭС. Чтобы поставлять российскую продукцию на экспорт, документацию на нее надо фактически создавать заново. Только компания Петра Родионова должна привести в соответствие с правилами 15 стран 900 регистрационных документов. Причем правила стран ЕАЭС отличаются друг от друга.
40% подобных документов уже приведены в соответствие с требованиями ЕАЭС, сообщает заместитель министра здравоохранения РФ Сергей Глаголев. Остальные сейчас проходят эту процедуру. Но тогда непонятно, почему об этом не знают отечественные фармпроизводители и почему, судя по их высказываниям, проблема решается каждой компанией по отдельности. Не проще ли выдавать регистрационные документы, которые сразу будут соответствовать требованиям и ЕАЭС, и России?
Господин Муратов затронул также возможность возврата НДС на экспортные продукты. Если экспортируется препарат из определенного списка, компенсация от государства могла бы составлять 12-15%, заявляет он. Кэш-бэк – отличная история, поддерживает коллегу Александр Семенов. Этот вопрос поднимался при обсуждении стратегии «Фарма-2030». Чтобы экспортировать свою продукцию, надо иметь конкурентное преимущество, уточняет господин Родионов. Оно должно основываться на наших технологиях производства полного цикла. Покупать в Китае субстанции, фасовать их в таблетки и продавать за пределы России уже не получится. Так уже поступает Индия и другие локальные игроки. Надо создавать продукты по полному циклу и понимать, что на внешних рынках у отечественной фармы нет преимуществ, которые она имеет на внутреннем рынке.

Ближайшие перспективы

Уже сейчас две трети лекарственных препаратов, которые попадают на российский рынок, производятся внутри страны. Правда, в денежном выражении доля таких лекарств составляет всего около одной трети. Это соотношение надо менять прежде всего за счет увеличения доли российской высокотехнологичной дорогостоящей, но фармакоэкономически эффективной фармацевтической      продукции, говорит господин Глаголев.
Он также пообещал, что в ближайшие два года все регуляторные услуги будут предоставляться в цифровом виде.
Государство озабочено доступностью лекарственных препаратов, которые сегодня не заявляют на регистрацию внутри России иностранные фармкомпании. Нужны новые механизмы и для их регистрации, и для регистрации аналогов подобных препаратов российскими производителями по ускоренной схеме. Представители регуляторных органов готовы обсуждать с бизнесом пути решения указанной проблемы. Подведомственные Минздраву России организации в рамках подготовки нацпроектов готовы теснейшим образом взаимодействовать с фарминдустрией, искать индустриальных партнеров, заверил участников дискуссии Сергей Глаголев.
Кроме того, государство готово также составить список низкомаржинальных лекарственных средств, востребованных потребителями, и обеспечить заключение долгосрочных контрактов по их производству с перспективой в 3-5 лет.

 
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Log in or Sign up