Вторник, 28 июня 2022
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос

Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод

   

На что жалуются фармпроизводители?

freepik
Фото: freepik

 

Сейчас, когда фарма отошла от первого шока, в который ее поверг очередной кризис, пришла пора разобраться, все ли меры поддержки от государства пошли ей на пользу и чего все-таки не хватает отечественному производителю.

По мнению многих представителей отечественного фармбизнеса, февральско-мартовский кризис мало чем отличался от предыдущих. И российские фармпроизводители справятся с проблемами точно так же, как и в предыдущие годы. По их прогнозам, при максимальном росте цен летом будет неминуемый спад спроса и соответственно продаж, так что поддержка государства придется как нельзя кстати. Определенные постановления уже приняты, но, как оказалось, при их реализации у фармпроизводителей возникает немало вопросов.

Что влияет на цены

Если в марте и апреле на первом плане для фармпроизводителей были скачки курсов валют, то сейчас они решают проблемы с логистикой, упаковкой и вспомогательными ингредиентами. «Компании не могут найти вспомогательные вещества, - говорит исполнительный директор Ассоциации фармацевтических компаний «Фармацевтические инновации» Вадим Кукава. – Субстанции есть, западные компании их поставляют, а вспомогательных компонентов, чтобы сделать готовую лекарственную форму, нет. Это становится сейчас проблемой».
Критически важными также стали, по мнению директора по вопросам индустриальной политики AIPM Россия Александра Мартыненко, вопросы логистики. Возникали очереди на границе, были проблемы со страхованием грузов. Результатом стало 5-10-кратное увеличение стоимости доставки. «Таможенными органами России были приняты своевременные меры, например, для лекарственных препаратов созданы зеленые коридоры, но фармотрасль до сих пор продолжает ежедневно в ручном режиме отслеживать логистику. Сейчас задержки на границе составляют 7-14 дней. Это не влияет в целом на поставки, но зато сказывается на себестоимости препаратов». Александр Мартыненко считает, правоприменение принятых правительством нормативных актов должно быть выстроено так, чтобы они работали и при изменении курса валют, и при изменении логистики.

Возможность есть, но…

У производителей много вопросов вызывает процедура определения риска дефектуры и корректировки цен на ЖНВЛП. На это нацелены как минимум три постановления правительства – 1771 (корректировка цен), 440 (изменение лекарственного досье) и 593 (по ввозу иностранных препаратов). Первое дает возможность корректировки цен на ЖНВЛП только после подтверждения дефектуры. Но, по словам Александра Мартыненко, в ряде случаев оно может быть необъективным. Сейчас процедура такова: после запроса Росздравнадзора о дефектуре в рамках МНН производители должны предоставить соответствующие сведения в течение трех дней. Если кто-то не уложился в указанные сроки, Росздравнадзор ждет и процедура корректировки цены откладывается на неопределенный срок. Все это время компания работает себе в убыток. «В такой ситуации нам кажется логичным трактовать ситуацию в пользу пациента. Нет в течение трех дней ответа – ставьте в план поставок этого препарата ноль и оценивайте риск дефектуры как существующий», - предлагает господин Мартыненко.
Еще он считает важным, чтобы риск дефектуры оценивался не только в рамках МНН, но и по конкретному торговому наименованию. Пациент обычно покупает определенный лекарственный препарат. Три четверти рынка – это коммерческий сегмент, то, что люди покупают, а не получают по льготе. Потому, придя в аптеку, они вправе рассчитывать на то, что препарат, который они хотят купить, имеется в продаже.
Кроме того, предлагается изменить порядок формирования цен. Если производитель обосновал риск дефицита лекарства из-за невозможности использования сырья, упаковочных материалов, производственной площадки, цена фиксируется на уровне, который позволяет с учетом стоимости логистики сохранять рентабельность. И, конечно, стоило бы упростить саму процедуру подачи такого рода обращений: организовать подачу заявлений в Минздрав в электронном виде и предусмотреть возможность для заявителя отслеживать, что происходит с его документом на всех этапах. «Это избавит регулятора от звонков и обращений заявителя, а заявителю позволит понимать, что происходит, куда документ передан и т.д.», - уверен господин Мартыненко.
А пока что возможность поднять цены у производителя имеется, но для этого надо пройти слишком много этапов, сетует председатель Общественного совета при Росздравнадзоре, генеральный директор АРФП Виктор Дмитриев. Получается, как в анекдоте про льва в зоопарке. Посетитель читает объявление и удивляется, съест ли лев все, что указано в его рационе. «Съесть-то он съест, - говорит сторож. – Но кто ж ему даст?»

Может, умерить аппетиты?

В конце концов все разговоры среди производителей о проблемах сводятся к себестоимости продукции и отпускным ценам. Александр Мартыненко считает бессмысленным анализировать их только в рамках МНН, ведь в таком случае учитываются препараты, которые в РФ не зарегистрированы. «У компаний-производителей таких препаратов нет производственных мощностей и планов производства для России. Соответственно анализ цен на них вряд ли поможет снизить риск дефектуры. Нужно анализировать то, что представлено на нашем рынке», - уверен он.
Виктор Дмитриев при этом делает упор на доступность цен и предлагает взглянуть на эту проблему под другим углом зрения: «Когда говорим о доступных ценах, всегда акцентируем внимание только на регулировании цен и не пытаемся сделать препарат доступным для пациента при сохранении цены и себестоимости». Выходом из подобной ситуации могли бы стать так называемые крашеные деньги, которые предлагается выдавать людям либо с хроническими заболеваниями, либо с низкими доходами, то есть льготникам. Современные цифровые технологии позволяют сделать уникальную метку каждому безналичному рублю. Такие деньги можно перечислить на банковскую карту пациента. Эти рубли он сможет потратить только в аптеке на конкретный препарат. По словам Дмитриева, подобная процедура не потребует больших затрат.
Также он предлагает выровнять цены на ЖНВЛП. Сейчас внутри одного МНН цены на препараты могут отличаться чуть ли не в 10 раз. Увы, регулятор отвечает, что существующая нормативная база не позволяет так поступить.
А еще, может быть, фармкомпаниям стоит умерить свои аппетиты? Как сказал Виктор Дмитриев, либо производители конкурируют друг с другом, либо переходят на нормы рентабельности и прочие «социалистические» показатели.

 
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Log in or Sign up