Суббота, 25 июня 2022
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос

Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод

   

Вакцинация: зло или панацея?

freepik
Фото: freepik

Пандемия подлила масла в огонь спора между сторонниками и противниками вакцинации. Речь идет не о новых вакцинах, так быстро введенных в гражданский оборот, что мы даже не успели как следует разобраться что к чему. Врачи с тревогой говорят, что нарастает количество отказов от традиционных прививок. Почему?  Что такое вакцинация: новая напасть, зло или панацея от всех болезней? Попробуем разобраться с помощью авторитетных экспертов.

 

Если бы не прививки, кто знает, сколько сейчас человек жило бы на Земле. Адепты поголовной вакцинации это обстоятельство как раз и подчеркивают. Прививки – лучшее средство профилактики ряда соматических и онкологических заболеваний, они дают возможность приостановить рост антибиотикорезистентности у микроорганизмов, способствуют продлению жизни и тренируют наш иммунитет. И тем не менее у многих они вызывают опасения.

 

Человеческий фактор

«Вакцины у многих вызывают опасения, - констатирует доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела специфической профилактики инфекционных болезней и иммунодефицитных состояний Детского НКЦ инфекционных болезней (г. Санкт-Петербург) Сусанна Харит. – Того, что создано руками человека, боятся больше, чем явлений природы. У нас пока что нет на 100% эффективных и безопасных вакцин».

Кроме того, благодаря изобретению вакцин выросли поколения, никогда не встречавшиеся с дифтерией или полиомиелитом. «Люди не видят этих инфекционных заболеваний и поэтому их не боятся», - продолжает профессор Харит. Зачем прививаться от болезни, которой днем с огнем не сыщешь? А что мы знаем о последствиях болезней, от которых нас должны защищать прививки? Ветряная оспа среди многих родителей считается неизбежным детским недугом, которым ребенок должен обязательно переболеть. Узнав, что у подруги малыш заразился ветрянкой, они со своим карапузом специально идут в гости. О том, что безобидный вроде бы вирус может спровоцировать развитие сахарного диабета и других серьезных осложнений, родители почему-то не думают. Да им об этом и не рассказывают. Плакаты в детских поликлиниках висят, но кто их читает?

На это обращает внимание также доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой эпидемиологии с курсом гигиены и эпидемиологи Пермского ГМУ имени академика Е.А. Вагнера Ирина Фельдблюм: «Главное – доступность информации и повышение осведомленности населения. Уровень скептицизма по отношению к вакцинации в России достаточно высок - 17,1%, в то время как мировой показатель – 5,8%. Это должно настораживать медицинских работников. По данным ВЦИОМ, 60% россиян благодаря пандемии положительно относятся к массовой вакцинации, настроены категорически против нее всего 5%. Но между полным принятием вакцинации и отказом от нее находятся нерешительные, сомневающиеся, колеблющиеся. Это та целевая группа, для которой сегодня нужны разъяснения. С ней надо работать». 

Профессор Фельдблюм считает, что надо добиться такого уровня реакции населения на информацию о вакцинах, который бы максимально соответствовал реальной степени опасности. Риск инфицирования в воображении далеких от медицины людей должен соответствовать тому, что есть на самом деле. 

 

Новые штаммы

«И все-таки, - ехидно интересуются антипрививочники, - почему до сих пор не исчезли те инфекции, от которых уже столько лет защищают людей с помощью вакцинации?» Действительно, почему вслед за оспой не канули в Лету ветряная оспа, коклюш, дифтерия, полиомиелит? В 2019 году казалось, что программа иммунизации против полиомиелита близка к завершению, человечество вот-вот с ним распрощается. «И вдруг мы увидели рост случаев паралитических заболеваний, - рассказывает Сусанна Харит. – Появился новый антиген, произошедший от вакцинального штамма – вакцинозависимый полиовирус».

В Западной Европе, которая с 1988 года массово использует вакцины против гемофильной инфекции типа b, отмечается рост заболеваемости ею. Причем болеют не дети, а люди старшего возраста, и болеют так же тяжело и часто, как малыши. Поднимают голову другие серотипы, которые не входят в состав вакцины. То же самое справедливо и в отношении пневмококка. Серотипы, входящие в вакцину, уходят. Примерно 60-75% штаммов, которыми сейчас заражаются люди старшего поколения, не входят в состав 13-валентной вакцины.

Значит, прививки – зло и способствуют распространению новых штаммов? В то же время привитые люди если и заболевают, то переносят инфекцию легче, у них намного меньше риск осложнений. С одной стороны, надо наращивать количество штаммов, входящих в вакцину, делать вакцины с иными серотипами, а с другой – чем больше народу привьется, тем меньше будет заболевших. Прививками надо охватывать не только детей, но и взрослых. Правда, не всех подряд, а тех, кто или не болел, или не был в детстве привит.

«Людей напугали программой вакцинации до конца жизни, - высказывает свое мнение доктор биологических наук, профессор (МНИИ эпидемиологии и микробиологии имени Г.Н.Габричевского) Нина Тихонова. – Но надо четко определять контингент. Если человек, скажем, не болел корью, не был от нее привит или был привит однократно, пожалуйста, независимо от возраста ему необходимо сделать так называемую догоняющую вакцинацию. Это разумный подход».

Врач-инфекционист, доктор медицинских наук, профессор кафедры инфекционных болезней Новосибирского ГМУ Ирина Извекова отмечает, что вакцинация должна быть открытой, надо не бояться дискуссий. «Тогда не будут возникать конспирологические теории. Население должно понять, что вакцины сохраняют здоровье. Вы предлагаете переболеть, а вакцина - остаться здоровым».

«Вакцины – инструмент, - объясняет врач-педиатр, кандидат медицинских наук, доцент кафедры детских болезней педиатрического факультета РНИМУ имени Н.И. Пирогова Иван Коновалов. – Так же, как скальпель, коагулятор, антибиотик. Они имеют показания и противопоказания, используются на миллионах, но это самые проверенные препараты. Поэтому их переносимость намного выше, чем у других лекарственных средств».

 

Программа действий

Професор Фельдблюм предлагает:

  • Изучать причины низкого охвата прививками и отказов от них.
  • Работать с колеблющимися, с группами риска.
  • Формировать у населения устойчивость к страхам.
  • Четко представлять, сколько процентов населения надо привить от той или иной инфекции, чтобы получить популяционный иммунитет. Механизмы распространения и активность у инфекций разные, нельзя говорить о 99%-ном охвате прививками.
  • Внедрить в практику единую национальную медицинскую информационную систему, чтобы иметь реальную статистику по охвату населения прививками.
  • Определить, какими способами поддерживать доверие населения к вакцинации.

 

Красноречивые цифры

Сейчас введены в оборот вакцины всего лишь от 23 болезней. Но даже при таком небольшом наборе вакцинация ежегодно спасает до 3 миллионов жизней. Как меняется отношение к вакцинации демонстрируют данные, полученные в результате опросов ВЦИОМ во время пандемии новой коронавирусной инфекции. В марте 2020 года готовы были сразу сделать прививку против коронавируса 15,8% опрошенных, 30% заявили, что никогда не будут ее делать, 7,2% намеревались год-два подождать, 2,5% затруднились ответить, будут ли они вообще делать прививку. Ровно через год готовность привиться изъявили 55% опрошенных, 16% сказали, что скорее всего сделают прививку, 26% никогда не будут ее делать, остальные затруднились ответить на этот вопрос.

 

 
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Log in or Sign up