Суббота, 22 июня 2024
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос
Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод
   

Транссексуализм - не извращение, а медицинское состояние

freepik
Фото: freepik

Тема гендерной идентичности во многих странах мира сегодня не сходит с повестки дня, хотя перед человечеством стоят куда более серьезные проблемы. Людям стало мало двух полов, и они выдумали уже более 100 гендеров. Например, на Западе среди небинарных личностей стало модно относить себя уже не к мужчинам и женщинам, а к кошкам и собакам. Интересно, что бы на это сказал профессор Преображенский?

Наш эксперт – пластический хирург, профессор кафедры онкологии, радиотерапии и реконструктивной хирургии Сеченовского университета, доцент кафедры пластической хирургии Клиники онкологии, реконструктивной хирургии и радиологии Сеченовского университета, руководитель центра Генитальной Хирургии ООО «ССМЦ», доктор медицинских наук Андрей Истранов

Кто такие транссексуалы

- Андрей Леонидович, давайте сразу проясним, кто такие транссексуалы, ведь многие считают их извращенцами, опасными членами общества, а это же не так?
- Я отношусь к транссексуализму, как к медицинской проблеме. Ранее в международных классификациях болезней этот диагноз причисляли к психическим расстройствам. Но в новой, 11-й МКБ, он был вынесен в отдельный класс – «Несоответствие пола. Заболевания, связанные с сексуальным здоровьем». Сами пациенты не любят, когда их называют больными. Или путают с трансвеститами - те живут в согласии со своим полом, но при этом любят носить одежду, характерную для другого гендера, и утрированно копируют поведение противоположного пола. Транссексуалы не отличаются асоциальным, шокирующим поведением, но при этом глубоко переживают из-за внутреннего несоответствия своему фактическому гендеру. Я, как врач, считаю своим долгом им помочь. И мне непонятно желание некоторых общественных деятелей, политиков запретить секс-трансформирующие операции, то есть, по сути, оставить таких пациентов без медицинской помощи. Кому от этого будет лучше? Точно, не нашему государству. Пациенты в таком случае просто поедут оперироваться в Таиланд или другую страну и свои деньги оставят там. А всё, что останется нашим врачам - разбираться с осложнениями.

- Как часто встречается транссексуализм? Процент таких людей стабилен или растёт?
- Раньше назывались цифры 1 на 40 тысяч человек среди мужчин и 1 из 100 тысяч среди женщин, хотя по странам статистика могла отличаться. Сейчас публикуют другие данные: то говорят об 1 человеке на 18 тысяч, то даже об 1 случае на тысячу и чаще. В общем, на данный момент четкой статистики нет.

- Какие они, транссексуалы: несчастные, потерянные, отторгаемые обществом, замкнутые, не способные найти своё место в жизни? Или, наоборот, пробивные, целеустремленные?
- Разные. Я встречал и тех, и других. Одних это ломает, других, наоборот, мотивирует, заставляет становиться сильнее, успешнее, добиваться своего.

Гены, среда, воспитание?

- Причина транссексуализма известна?
- До конца - нет, хотя есть масса гипотез. Я, например, придерживаюсь мнения, что в основе лежит нарушение уровня половых гормонов у беременной женщины, возникшее в момент, когда у ребенка закладывается половая доминанта. В это время интимные органы у плода уже сформированы, а в головном мозге «записывается» определенная программа, диктующая половое поведение. Если в этот критический момент у женщины из-за стресса или по каким-то иным причинам меняется уровень гормонов, программа даёт сбой. В отличие от гермафродитов, у которых внутриутробная поломка происходит на более низком уровне и изменения затрагивают физиологию, у транссексуалов нарушение происходит позже и на более высоком уровне. Поэтому внешних проявлений не бывает, сбой - только в голове.

- А влияние среды значение имеет? Можно ли убедить человека поменять пол?
- Конечно, среда влияет, и под ее давлением человек может принять такое решение. Но станет ли он этого транссексуалом - не думаю. На Западе иногда возникают ситуации, что люди, поменявшие пол, просят потом хирургов вернуть все обратно, как было. На мой взгляд, проблема западного мира - в том, что медицинские обследования желающих пойти на такое вмешательство сведены к минимуму и для операции достаточно лишь волеизъявления пациента.

- А можно ли найти доводы, чтобы уговорить пациента продолжить жизнь тем, кем его создала природа?
- Если человек - истинный транссексуал, никакие уговоры, ухищрения, угрозы, наказания и лишения не помогут. Если близкие будут упорствовать, это может привести пациента даже к суициду. Сегодня, когда общество стало более толерантным, чем в советские времена, а медицинская помощь по смене пола - доступнее, трагических исходов среди таких пациентов стало меньше, но они не исключены.

Быть или казаться

- Как убедиться, что решение поменять пол - взвешенное и устойчивое и что через год-другой человек не попросится обратно?
- Традиционно диагноз «транссексуализм ядерного типа» ставила специализированная комиссия (в составе психиатра, психолога и сексопатолога). Врачи должны были исключить у пациента другие психические заболевания (шизофрению, биполярное расстройство и прочие) и подтвердить необходимость смены пола. С этой справкой человек мог идти к эндокринологу за гормонотерапией и к хирургу - за «переделкой». Под влиянием гормонов может измениться лишь структура кожи, тип оволосения, распределение жира в организме, но все остальное без операции не изменится.
Раньше поменять пол официально (по паспорту) можно было только после выполнения необратимой органоуносящей операции. Сегодня для этого достаточно просто иметь заключение мультидисциплинарной комиссии, и можно даже не делать никаких операций. То есть стало возможным по документам считаться мужчиной, а по физиологии оставаться женщиной (и наоборот).  Это и хорошо, и плохо. Хорошо - потому что позволяет пациенту еще до этапа хирургии год-другой пожить жизнью человека другого пола. Если не понравится, всегда можно отказаться от этой идеи, ведь после операции это будет сделать сложнее. А плохо это с точки зрения общественной безопасности, так как несоответствие между задокументированной половой принадлежностью человека и фактической анатомией может привести к разнообразным проблемам в различных сферах жизни, как в вопросах оказания медицинской помощи, так и в работе различных специализированных структур.

- Без справки от врачебной комиссии операция по смене пола невозможна?
- На сегодня нет четких методических рекомендаций на этот счет. Что не запрещено - то разрешено. Но я придерживаюсь старой школы, поэтому без такой справки оперировать человека точно не буду. Это позволяет мне застраховать и пациента, и себя от возможной ошибки.
Правда, сегодня среди транссексуальных пациентов есть тенденция делать обратимые операции. Например, мужчины часто ограничиваются феминизирующей маммопластикой и феминизацией лица. Этого им часто достаточно, чтобы комфортно чувствовать себя в обществе в качестве женщины.

«А был ли мальчик?»

- Кто чаще приходит на «переделку»: мужчины или женщины? И кого оперировать сложнее?
- В советское время считалось, что истинный транссексуализм - это когда женщина трансформируется в мужчину. Но сейчас стало больше пациентов-мужчин. Технически проще осуществить переход из мужчины в женщину, чем наоборот.

- В каком возрасте можно поменять пол? И правда ли, что продолжительность жизни после таких операций резко сокращается?
- Пациент должен быть старше 18 лет. А верхней границы не существует. Если нет общих противопоказаний для хирургии, то оперироваться можно и в 70 лет. Кстати, одному из моих пациентов было 73 года. Но чаще за сменой пола обращаются молодые люди -  от 20 до 40 лет. Влияние секс-трансформации на здоровье точно такое же, как и при любой другой операции. И противопоказания - те же самые.

- Секс-трансформации по ОМС не делают, а удовольствие не из дешевых. Как вы считаете, надо ли включать этот вид помощи в программу государственных гарантий?
- Полагаю, что не нужно, по многим причинам. Такие вмешательства очень сложны, высоко технологичны, их нельзя ставить на поток, иначе неизбежно пострадает качество. К тому же сам контингент пациентов требует к себе особого подхода, дружелюбного отношения со стороны всего медперсонала, что соблюсти в обычных больницах трудно. Кроме того, совсем необязательно делать все операции от и до: я придерживаюсь принципа минимальной необходимой и достаточности. Пациент сам решает, до какой степени ему необходимо измениться, чтобы комфортно жить в своем теле.

Андрей Истранов

Андрей Истранов

Эксперт

Пластический хирург, профессор кафедры онкологии, радиотерапии и реконструктивной хирургии Сеченовского университета, доцент кафедры пластической хирургии Клиники онкологии, реконструктивной хирургии и радиологии Сеченовского университета, руководитель центра Генитальной Хирургии ООО «ССМЦ», доктор медицинских наук

     

     
    Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

    Log in or Sign up