Суббота, 15 июня 2024
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос
Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод
   

Задачи поставлены

Что ответит фармацевтическая сфера на вызовы времени?
freepik
Фото: freepik

Президент РФ Владимир Путин в ходе церемонии вступления в должность главы государства назвал одним из ключевых приоритетов народосбережение. Чтобы осуществить эту задачу, в числе прочих мер необходима эффективная пациентоориентированная система охраны здоровья граждан. Насколько готовы к ее созданию российская аптечная отрасль и фармобразование?

Наш эксперт - ректор Сибирской фармацевтической академии, доктор фармацевтических наук, профессор, академик РАЕН Александр Гришин

Фармакоэкономика? Не слышали…

Я неоднократно говорил, что современная фармацевтическая помощь должна быть пациенто(клиенто)ориентированной. Это означает не только отпуск безопасных и качественных препаратов, но и фармакоэкономическую эффективность. Учитывая, что ассортимент изобилует аналогами и дженериками, аптечные работники должны проводить консультирование, ориентируясь на максимальный фармакотерапевтический эффект и экономическую выгоду клиента. То есть не предлагать, как сейчас регламентировано правилами НАП, самый дешевый вариант. И не навязывать самый дорогой, руководствуюсь сиюминутной выгодой. Необходимо просчитать затраты на курс лечения с учетом времени достижения эффекта, кратности приема и дозировки. К сожалению, получить такую фармацевтическую помощь в большинстве аптек сейчас нереально. Фармацевты и провизоры не готовы консультировать, сочетая фармакотерапевтические и экономические критерии, по одной простой причине: обучение специалистов осталось практически таким же, как 50 лет назад. А система последипломного повышения квалификации ориентирована, главным образом, на завуалированную рекламу. И это несмотря на все грандиозные перемены, связанные и с рынком, и с изменением социальных задач.

Такая «стабильность» нам не нужна

Напомню, что в аптеках советского периода, как правило, имелись производственные отделы по экстемпоральному изготовлению лекарств, в том числе и по рецептам врача. Навыкам изготовления обучались фармацевты и провизоры на протяжении нескольких семестров. В производственных отделах также работали специалисты по химическому контролю качества лекарств с умением проводить анализы титриметрическими и физико-химическими методами. Провизоры обучались этим методам на протяжении всех пяти лет обучения.
В современных аптеках рецептурно-производственный отдел – большая редкость, таких аптек 1-2 на крупный город. Соответственно, потребность в фармспециалистах, владеющих навыками изготовления и контроля качества экстемпоральных препаратов снизилась до минимума. Однако на структуре образовательного процесса этот факт никак не отразился! Вузы и колледжи значительное учебное время посвящают вопросам аптечной технологии и фармацевтического анализа. Подавляющему большинству нынешних выпускников это никогда не пригодится в практической работе.
Мне могут возразить, что грядущее возрождение производственных аптек вновь сделает востребованными эти навыки. Не отрицаю перспектив в будущем. Но совершенно на других, более эффективных, технологиях, о чем свидетельствует зарубежный опыт. Пока же в России по действующему законодательству аптекам не разрешено изготавливать препараты, если они производятся промышленным способом.
Возникает логичный вопрос: почему в рамках базового фармацевтического образования продолжается освоение знаний и навыков, которые заведомо не востребованы в массовом масштабе? Не слишком ли это расточительно для государственного бюджета и личного кармана обучающихся?
При этом отмечается дефицит знаний у выпускников и опытных специалистов в области фармакоэкономики и клиентоориентированности. Однако в учебных планах фармвузов факультетов и колледжей подобные предметы не значатся. Хотя знаниями и навыками в данных разделах лекарствоведения должны обладать в аптеке все: от рядового фармацевта до руководителя.
Уверен, что трудозатраты преподавателей фармацевтических учебных заведений стали бы намного эффективнее, если бы были направлены целевым образом на тех, кто планирует заниматься изготовлением лекарств и контролем качества. Это легко осуществимо в рамках курсов профессиональной переподготовки с вариативной продолжительностью и желательно с критерием «допускается только очная форма обучения». Кстати, данный курс можно было бы освоить и параллельно с базовым фармацевтическим образованием. Это будет экономически целесообразнее, быстрее и качественнее, а также облегчит фармспециалистам переход на должность провизора-технолога.
Пришло время пересмотреть учебные планы высших и средних специальных фармацевтических учебных заведений, чтобы привести их в соответствие с актуальной повесткой аптечной отрасли.

Почему медицинский подход не сработал

Отдельного внимания заслуживают неэффективные затраты, связанные с прохождением провизорами двухгодичной ординатуры. Полагаю, что решение о введении для провизоров ординатуры принималось по аналогии с медицинскими специалистами. Врачебная ординатура – это, прежде всего, практика специалиста под руководством высококвалифицированного коллеги. Причем у этого коллеги, как правило, имеется высшая квалификационная категория и/или ученая степень. Ординатура проводится на базе оснащенных клиник, где обычно базируются вузовские кафедры, врач работает с пациентами, осваивая требуемые навыки под надзором опытных специалистов.
Как выглядит двухгодичная ординатура у провизоров? Как классические лекции - в учебной аудитории, после чего следует самостоятельная работа в аптеке. Чем занят провизор в ординатуре? По сути, повторением теории, которую он ранее освоил в вузе. На это уходит 2 года и в среднем 500 тыс. рублей на одного ординатора. Ради чего? Чтобы выполнять тот же функционал, который выполняет человек, проучившийся в колледже 1 год и 10 месяцев.
Очень удивляют и некоторые программы ординатуры. Например, ФГОС ординатуры по фармхимии предполагает, что выпускник будет готов выполнять экспертизу по биологическим, химическим, физико-химическим методам исследования. А профстандарт провизора-аналитика предлагает только три несложных трудовых функции, которые под силу любому выпускнику фармвуза. Зачем тогда вся эта остальная нагрузка? Не достаточно ли ограничиться курсом профпереподготовки по соответствующему профилю? Не пора ли вузам и федеральным органам управления начать считать эффективность затрат образовательной деятельности?

Если продолжать аналогии с медициной, то можно ли представить, чтобы врач (а тем более прошедший ординатуру) стал бы работать медицинской сестрой? Так почему же провизор и фармацевт уравнены в функционале? Да еще и с явным перекосом с двухгодичной ординатурой. Правда, Минздрав приказом № 206н от 02.05.2023 ввел послабление: провизор может пройти курсы профессиональной переподготовки и изменить специальность, если ранее он уже окончил ординатуру по другой специальности. Но если ординатура предполагает углубленную подготовку в рамках одной узкой специальности, тот как она поможет при обучении по другой узкой специальности? Если же Минздрав считает, что достаточно профпереподготовки, то каков смысл ординатуры? Не вижу никакого резона в раздувании объемов ординатуры, кроме финансовой выгоды для образовательных организаций.

Нормотворческая чехарда

Не могу не затронуть еще одну болезненную тему: профессиональные стандарты для фармацевтов и провизоров. Я неоднократно повторял, что они не согласуются с образовательными стандартами, нормативными актами Минздрава и даже некоторыми нормами федерального законодательства. Например, профстандарт «Провизор» не содержит требований к уровню образования и квалификации. Это нонсенс! А профстандарт фармспециалиста-управленца, допускающий к руководящей деятельности и фармацевтов и провизоров, оговаривает уровень квалификации «7», что соответствует только высшему образованию. Получается, фармацевты работают руководителями незаконно? Из-за хаоса в нормативной базе страдают специалисты.  

Пример из жизни:

Заведующая аптекой вышла на пенсию, но хотела сохранить за собой подработку в рецептурно-производственном отделе. Она всю жизнь там проработала, подменяя провизоров-технологов, но сертификат имела по управлению и экономике фармации. Пройти аккредитацию по специальности «провизор-технолог» не смогла, ее аккредитовали по прежней специальности. Но работодатель потребовал документ, подтверждающий ее право выполнять фактические трудовые функции. Пожилой женщине предложили поступить в ординатуру.

Число подобных квалификационных абсурдов существенно возрастет к 2025 году, когда у многих коллег завершатся сроки действия сертификатов.
Немало и других противоречий. В итоге люди уходят из профессии, ее престиж стремительно падает. На фармфакультеты поступают те, кто не прошел на более привлекательные специальности. При этом выпускники все чаще не связывают будущую карьеру с аптекой.  
Казалось бы, к решению таких значимых проблем необходимо привлекать профессиональную общественность. Однако ни Национальная фармацевтическая палата, ни Совет по профессиональным квалификациям при НФП, которые несут ответственность за упомянутые профстандарты, не озаботились этим вопросом, несмотря на наши неоднократные обращения и многочисленные публикации в СМИ.

Мы со своей стороны видим следующие пути решения:

  • поставить во главу угла регулирования фармацевтической и профильной образовательной деятельности интересы пациента (клиента), то есть фармакотерапевтически эффективную лекарственную помощь по рациональной цене;
  • внести изменения в профессиональные образовательные стандарты и нормативные акты Минздрава России, нацеленные на достижение актуальных социально-экономических задач системы здравоохранения при приоритетности клиентоориентированности;
  • адаптировать учебный процесс фармацевтических вузов, факультетов и колледжей под реальные потребности клиентооринтированой деятельности аптечных организаций;
  • нормативно дифференцировать профессиональные компетенции выпускников вузов и колледжей;
  • заменить двухгодичную ординатуру для провизоров профессиональной переподготовкой с очной системой обучения и первичной аккредитацией по итогам;
  • обеспечить максимальную эффективность бюджетных и внебюджетных затрат, направляемых на образовательную деятельность.

Очень надеюсь, что вновь сформированное правительство, включая Минтруд и Минздрав, обратят внимание на вопиющую квалификационную чехарду в аптечной отрасли. Без наведения порядка в этой сфере мы вряд ли сможем обеспечить население России качественной пациенто(клиенто)ориентированной фармацевтической помощью. А это прямая угроза выполнению указов Президента.

Александр Гришин

Александр Гришин

Эксперт

Доктор фармацевтических наук, профессор, ректор АНО ДПО «Сибирская фармацевтическая академия»

     

    Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

    Log in or Sign up