Среда, 29 мая 2024
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос
Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод
   

Повод для радости или…?

freepik
Фото: freepik

С 1 сентября 2023 года вступают в силу приказы МЗ РФ о перечне должностей фармацевтических работников и квалификационных требованиях к провизорам. Многие коллеги видят в изменениях только позитив. Но чем грозит сиюминутная выгода в ближайшем будущем?

Наш эксперт - доктор фармацевтических наук, профессор, ректор АНО ДПО «Сибирская фармацевтическая академия» Александр Гришин

Кто не исправится, будет наказан

Прежде чем говорить о новых приказах № 205н и № 206н, хочу напомнить о Правилах надлежащей аптечной практики (приказ № 647н).  В соответствии с ними сотрудник, «выполняющий работу, оказывающую влияние на качество продукции, должен иметь необходимую квалификацию и опыт». А повлиять на качество может практически каждый работник: при организации приемки товара, соблюдении режима хранения, отпуске препаратов и т.д.
Невыполнение Правил НАП считается грубым нарушением лицензионных требований и может привести к серьезным штрафам (для организации – до 30 тыс. рублей). 
Кроме того, важно помнить о проведении периодической аккредитации, предполагающей квалификационное соответствие занимаемой должности и наличие отчета о результатах выполнения конкретных трудовых функций за последние 5 лет.
Эта преамбула к тому, что во избежание неприятных последствий руководителям необходимо своевременно внести коррективы в штатное расписание в соответствии с новыми документами. Что касается вероятных сложностей при аккредитации, то об этом чуть позже.
Приказ № 205н в целом вопросов не вызывает. Основное нововведение – исчезновение ряда должностей: «провизор-стажер», «старший провизор», «старший фармацевт», «младший фармацевт». При этом остается должность «провизор-технолог» (для лиц, принятых на работу до 31 декабря 2025 года). Срок действия самого приказа истекает 31.08.2025, то есть раньше. Поэтому законность этой ограничительной меры под большим вопросом. Не может нормативный акт вводить в действие норму после окончания собственного срока действия.
Предполагаю, что ликвидация должностей «старший провизор» и «старший фармацевт» у многих вызовет отрицательные эмоции. Старшими фармацевтами часто становились те, кто учился в колледже 4 года, а не год и 10 месяцев. Очевидно, что разница в подготовке у этих сотрудников существенная. Похожая ситуация и со старшими провизорами. Слово «старший» подчеркивало компетенции, опыт, значимость сотрудника. Сейчас Минздрав всех уравнял. Конечно, руководитель вправе установить надбавки и коэффициенты, однако профессиональный статус тоже имеет значение. И особой надобности в этом ограничении я не вижу.
Что касается должности «младший фармацевт», то ее отсутствие можно только приветствовать. Зачастую это наименование скрывало лазейку для приема на работу лиц без фармацевтического образования, поскольку слово «младший» созвучно понятию «младший фармацевтический персонал». Но к младшему персоналу относится только одна должность – «фасовщик». Эта единственная работа в аптеке, не требующая фармацевтического образования.

Беспорядочная либерализация

Приказ № 206н, устанавливающий квалификационные требования к провизорам (фармацевтов он не касается), содержит, на мой взгляд, немало сомнительных моментов с точки зрения эффективности. Однако фармацевтическая общественность восприняла его позитивно. Действительно, обладателям специальностей «управление и экономика фармации» и «фармацевтическая химия и фармакогнозия» разрешили без переподготовки занимать должности «провизор» или «провизор-технолог». То есть дали право работать за первым столом без дополнительного сертификата/аккредитации руководителям и провизорам-аналитикам. Может показаться, что либерализация расширяет возможности провизоров. Но я считаю, что такой подход ведет к хаосу, где фармацевтические специальности перестают соответствовать трудовым функциям, заложенным в профессиональных стандартах.
К примеру, есть стандарт «Провизор», а есть стандарт «Специалист в области управления фармацевтической деятельностью». Сложно спорить, что это разные виды фармацевтической деятельности. Происходит девальвация профессиональных фармацевтических стандартов.
Допустим, специалист по УЭФ перешел за первый стол. Как он будет проходить периодическую аккредитацию? Что он напишет в своем отчете? Разрешение быть провизором ему дали, но взамен создали сложности с аккредитацией. То же касается и специалистов по фармацевтической химии, перешедших на должность «провизор».
Явное противоречие между реально выполняемыми трудовыми функциями по должности и профессиональным стандартом по имеющейся специальности провоцирует сложности с периодической аккредитацией. Таково следствие непродуманности приказа № 206н.
Можно ли было сделать иначе? Да, конечно. Группа из 8 профессоров при рассмотрении проекта приказа направляла обращение в МЗ РФ. Суть наших предложений сводилась к тому, чтобы дать право занимать должность «провизор» (первичная специальность нашей профессии) всем, кто уже получил допуск к фармацевтической деятельности. То есть кто имеет успешно пройденную аккредитацию и/или действующий сертификат по любой из фармацевтических специальностей. Прочие должности провизоры могли бы занимать согласно профилю последипломного дополнительного образования. Однако это предложение было проигнорировано.
После принятия приказа № 206н я снова обратился в Минздрав за разъяснениями сомнительных норм документа и получил ответ, к сожалению, малосодержательный. Не вижу четкой и продуманной кадровой стратегии фармацевтической отрасли. Увы, и Фармацевтическая палата не способствует выработке этой стратегии. Обращение и ответ можно прочитать здесь https://ano.sibfarm.com/files/files/news/o-kvalifikac-trebovan.pdf

Как подстелить соломку

Чтобы не оказаться в ситуации, когда аккредитация на носу, но для подтверждения специальности нет оснований из-за несоответствия реально выполняемой работы трудовым функциям, описанным в стандарте, имеет смысл подготовиться заранее.
Если должность «провизор» занимает специалист с сертификатом по «УЭФ», важно, чтобы он хотя бы частично был задействован в выполнении управленческих функций. Минимально допустимая должность для совмещения (внутреннего или внешнего) – руководитель структурного подразделения. В отчете для аккредитации следует отразить то, что относится к управленческой деятельности. Это же касается и провизоров-аналитиков, перешедших в провизоры. Надо оставить себе хоть небольшую часть трудовых функций специальности, по которой вы планируете в дальнейшем аккредитовываться.
Если же такой возможности нет, то имеет смысл пройти профессиональную подготовку. Вот здесь есть действительно хорошая новость: в большинстве случаев уже не требуется 2-годичная дорогостоящая ординатура. Достаточно 3-месячных курсов профессиональной подготовки (более 500 часов), причем не только очно, но и дистанционно. Как это сделать практически представителям каждой специальности, в приказе описано сложными канцелярскими терминами. Я постарался сформулировать это более понятно. Ознакомиться с моей таблицей и пояснением можно по ссылке: https://ano.sibfarm.com/vopros/3857/.
Вот такие «рифы» стоит иметь в виду в преддверии вступления в силу приказов МЗ РФ № 205н и № 206н. С более развернутыми рекомендациями по этому вопросу можно ознакомиться на моем вебинаре по ссылкам: https://www.youtube.com/watch?v=iElrsDzFViU  или  https://dzen.ru/video/watch/6494404746f488519d410b63?t=2.
Очень хочется надеяться, что к сентябрю 2025 года, то есть к дате завершения действия указанных нормативных актов, у МЗ РФ наконец появится взвешенная и профессионально выверенная кадровая политика в фармацевтической отрасли.

 

grishin 1

Александр Гришин

Александр Гришин

Эксперт

Доктор фармацевтических наук, профессор, ректор АНО ДПО «Сибирская фармацевтическая академия»

     

     

     
    Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

    Log in or Sign up