Среда, 17 июля 2024
Поиск

Задать вопрос эксперту

Неверный ввод

0/5000

Напишите ваш вопрос
Введите цифры с картинки
Обновить Неверный ввод
   

Бактерии-монстры

Legion-Media
Фото: Legion-Media

Ежегодно в мире от инфекций, вызванных устойчивыми к противомикробным препаратам бактериями, умирают 700 тысяч человек. По прогнозам экспертов ВОЗ, дальше будет только хуже: к 2050 году эта цифра возрастет до 10 млн человек в год.

 

Все очень серьезно!

Все очень серьезно. Хотя самый худший сценарий из возможных – отбрасывание человечества в доантибиотическую эру, грозящее апокалипсисом, вряд ли произойдет, успокаивает член-корреспондент РАН, главный внештатный специалист Минздрава России по клинической микробиологии и антимикробной резистентности, ректор Смоленского государственного медицинский университета Роман Козлов.

Хотя сейчас антьибиотики стало сложнее купить без рецепта, все равно не в первой, так во второй аптеке отпустят.

«При всем большом уважении к труду фармацевтов и провизоров, назначение антибиотиков – эксклюзивная прерогатива врача, – подчеркивает ректор Смоленского ГМУ. – Только он может оценить, какой антибиотик, в какой дозе, какой кратности, сколько дней нужно принимать, оценить возникновение нежелательных или побочных эффектов антибиотиков, а также назначить им замену в случае необходимости».

 

Мертвый микроб не мутирует

По опросам, 95 % населения имеют антибиотики в домашних аптечках – это тоже недопустимая ситуация.

«Мертвый микроб не мутирует. Задача антибиотика – убить микроб. А для этого пациент должен скрупулезно выполнять назначение врача, – объясняет Роман Козлов. – Если сказано, что антибиотик надо пить за час до еды – пожалуйста, принимайте за час до еды». Малая доза или слишком короткий курс антибиотиков также повышают устойчивость микроорганизмов. Оказывается, устойчивость бактерий к антибиотикам отличается в разных регионах России. В крупных городах она выше. НИИ антимикробной химиотерапии Смоленского ГМУ, директором которого является сам ректор, занимается разработкой карты антибиотикорезистентности нашей страны. Она доступна на сайте antibiotic.ru.

Аналогов этому проекту в мире нет, утверждает Роман Козлов. Там данные по более чем 50 тысячам микроорганизмов. Любой врач может посмотреть ситуацию с устойчивостью по возбудителям и сравнить ее, например, с трендом по России, с ситуацией в других городах.

 

Раньше помогало…

Очень важно, чтобы врачи знали, какой патоген вызывает заболевание и какая у него чувствительность, говорит советник директора Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей Минздрава России, заслуженный деятель науки, врач-педиатр, профессор Владимир Таточенко. Они же часто назначают антибиотики по принципу «раньше помогало» и «как бы чего не вышло». Приехавший по вызову на дом педиатр не может установить возбудителя инфекции и на всякий случай назначает антибиотик.

Ангины, тонзиллиты нуждаются в лечении антибиотиками, а такие бывают крайне редко только стрептококковой природы. При диареях вирусного происхождения, а таких сегодня большинство, тоже бесполезно их назначать, разъясняет профессор. Но врачи предпочитают перестраховываться. С бронхитами у детей – та же история: их поголовно лечат антибиотиками, тогда как реально эти препараты нужны лишь 10% больных: при бронхитах с высокой температурой назначают макролид.

А вот при пневмонии в 43% случаев макролиды бесполезны из-за устойчивости к пневмококку, но врачи продолжают их выписывать. И проблема в плохой осведомленности врачей.

«Минздрав говорит, что повысилась резистентность пневмококка, нужно утвердить высокую дозу амоксициллина. Утвердили. Но никто об этом не знает, кроме самого Минздрава», – разводит руками профессор. – Получается, в 70% случаев больной принимает неэффективные антибиотики. Ему потом меняют препарат, но какое-то время он получает неэффективное лечение, которое к тому же повышает резистентность».

«В детских больницах неоправданное применение антибактериальных препаратов составляет 70–85%, – отмечает профессор Таточенко. – Значит, дети получают антибиотики зря. Причем не пероральные формы – их еще и колют. А когда спрашиваешь: «Чего вы их колете, можно ведь дать оральные?», отвечают: «Таблетки можно и дома пить». Это уж совсем непонятно».

 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Log in or Sign up